Часть 2. Первые впечатления

Это продолжение истории моей поездки в Намибию «навсегда», которая длилась полгода. Начало тут: Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 1

Прошлая часть закончилась на том, что нас не пускали в Намибию, потому что у нас не было обратных билетов, а туристам разрешено пребывать в стране не более 30 дней.

Лысый нашел решение: мы купили билеты из Виндхука в Йоханнесбург (ЮАР), и это открыло нам дорогу в столицу Намибии. Билеты мы потом сдали с незначительной потерей денег.

Решив проблему, мы оставили вещи в камере хранения аэропорта и поехали в Мюнхен выпить баварского пива и пообедать. Дальше все шло благополучно и по плану.

3 января утром мы спустились по трапу в аэропорту Виндхука, вдыхая чужой воздух и изумляясь жаре, пальмам и неграм в непривычно большом количестве.

Начиналась новая жизнь.

Наши люди в Африке

При всей авантюрности нашей поездки, Лысый, как человек умный и серьезный (несмотря на легкомысленную прическу и некоторую панковатость), подготовил почву для нашего приезда.

Он в Намибии уже бывал проездом в составе геофизической экспедиции, которая направлялась в соседнюю Анголу. В компании, организовавшей экспедицию, работал русский парень Андрей, который решал вопросы с администрированием и логистикой в Виндхуке.

Андрей жил в Намибии уже пару лет, и неплохо ориентировался в окружающей обстановке. Лысый рассчитывал, что Андрей нам поможет в первое время.

Кроме того, он нашел еще одного русского в Виндхуке, по имени Алексей. Тот бодро отвечал на вопросы по icq, когда мы были в России, и был готов помочь. Попросил привезти ему ржаного хлеба, каких-то семян и чего-то еще. Мы пообещали привезти, и договорились о том, где и когда он нас встретит.

Забегая вперед, скажу, что оба человека, на которых мы рассчитывали, не подвели нас, и очень нам помогли. За что я искренне благодарен им.

Алексей

Алексей мне показался странным. Потом, читая ЖЖ Африки о его жизни в Сьерра-Леоне и других черных местах, я находил много общего у его персонажей из России с Алексеем. Но при первом знакомстве я удивился.

Встретив в центре Виндхука, Алексей на такси отвез нас в «бэкпеккер». Это был небольшой хостел в получасе пешком от центра, в районе Виндхук Уэст. Мы познакомились с владельцем по имени Херман, буром из ЮАР, и заселились в отдельную комнату с двумя койками.

Алексей уехал, пообещав приехать на следующий день, а мы решили прогуляться по району. Район был «так себе», но не самый худший в городе. Во всех магазинах, куда мы заходили, на нас удивленно смотрели черные. Белых не было вообще.

Чуть позже мы поймем, что в этом районе белые не ходят по улицам пешком, тем более так далеко от «бэкпеккера». Но тогда было непонятно.

На следующий день за нами заехал Алексей и мы проехались на том же такси по Виндхуку. Как оказалось, черный таксист был у Алексея на посуточной оплате. В те дни, когда мы ездили куда-то вместе, мы делили с Алексеем эту оплату напополам.

Алексей много рассказывал о местных порядках, но меня не покидало ощущение какой-то фальшивости и наигранности от его рассказов. Поэтому я был настороже.

Как мне сейчас кажется, сначала Алексей рассчитывал получить какую-то выгоду за наш счет. Но потом понял, что с нас взять нечего, и его русская душа сыграла в обратную сторону: помочь соотечественникам. Но я запросто могу ошибаться.

Дня через три Алексей приехал к нам в хостел и порадовал новостями: ему, как завсегдатаю местного казино, совершенно бесплатно дали номер в единственном четырехзвездочном отеле Виндхука «Калахари Сендз».

— Но вы же понимаете, мне номер ни к чему, я дома живу, с женой и детьми. Поэтому я решил отдать его вам. Въезжайте и живите четыре дня. Если получится, потом еще продлим. Денег не надо. — так нам сказал Алексей.

Как оказалось, он играл в казино почти каждый день. У него был знакомый черный крупье, который помогал ему выигрывать за разумную долю от выигрыша. Алексей обещал нас с ним познакомить, но, видимо, забыл.

Как сам Алексей себя называл, он был «благородным джентльменом в поисках десятки». Насколько я понимаю, выигрыш в казино был его единственным постоянным источником дохода.

Отель — это приятно. В хостеле тоже было неплохо, но отель — есть отель. Мы переехали.

Андрей

Андрея, знакомого Лысого, в это время в Виндхуке не было: он с подругой поехал на машине на новогодние каникулы в Зимбабве. Ближе к 10-му января он вернулся, заехал за нами в «Калахари» и отвез к себе в дом, который снимал в респектабельном белом районе под названием Кляйне Куппе.

Он оказался отличным парнем: расслабленным, интеллигентным и дружелюбным. После школы уехал жить и учиться в Бельгию, поэтому отличался европейским менталитетом, ненавистью ко всему советскому и французским акцентом, когда говорил по-английски.

Зарплата, которую платили на его административной должности, обеспечивала ему безбедную жизнь. Работы было немного, поэтому большую часть времени он проводил в свое удовольствие: ездил на рыбалку или в национальные парки, ходил в ночные клубы, учился играть на гитаре.

Андрею и Кате (его девушке) явно было скучно и не хватало общения с соотечественниками.

Мы отлично провели вечер. Пообщались и крепко выпили. Ребята уговаривали нас остаться, но надо было ехать в гостиницу: завтра чекаут из «Калахари», и надо возвращаться обратно в хостел к Херману. Андрей довез нас до гостиницы и мы договорились созвониться через пару дней.

Если бы не было Андрея, мы бы не задержались в Виндхуке на полгода. Он сильно поддерживал нас в бытовом и моральном плане все время, что мы там жили. И я до сих пор благодарен ему за это.

Африка показывает зубы

На следующее утро к нам в номер пришел Алексей и сказал, что ему дали еще 4 дня халявной гостиницы, поэтому мы можем не торопиться переезжать в хостел. Это было приятно. В состоянии легкой прострации после вчерашних посиделок мы спустились позавтракать.

Это была суббота, и местные белые (буры) обычно устраивали вечером браай: разводили огонь, жарили мясо, выпивали. Херман (владелец хостела), как настоящий бур, не был исключением, и приглашал нас к себе, дабы отдать дань традиции.

Приведя себя в порядок, мы спустились в супермаркет и купили мяса и литровую бутылку вина. Решили пройтись до хостела пешком, благо к вечеру становилось уже не так жарко (около 30) по сравнению с дневным адским пеклом. Воздух был сухой, дул приятный ветерок, солнце уже село. Хорошо.

Метрах в ста от хостела нам навстречу из-за поворота вышли два местных парня. Я почувствовал неладное, когда они зачем-то разделились: один пошел прямо к нам, второй начал огибать нас сбоку. 

Мы с Лысым шли на расстоянии примерно пяти метров: он впереди, я сзади. Черный, который шел к нам, миновал Лысого, а подойдя ко мне, достал нож, поднял его на уровень шеи и нервно сказал «Стоп!».

Непонятно, почему, я сказал нехарактерное для русского человека «воу-воу-воу» и опустил на землю пакет с вином и мясом. Потом пробил черному братку правый прямой в подбородок.

В тот же момент грабитель ударил меня ножом в шею. Меня спасло то, что по боксерской привычке в момент удара я подтянул подбородок к себе, и нож ударил в кость челюсти, а потом соскочил по касательной, прорезав только кожу.

Но и этого было бы недостаточно, если бы мои руки были короче или его — длиннее. Скорее всего, нож прошел бы дальше и вскрыл сонную артерию. А потом у меня было бы примерно 45 секунд, чтобы подвести итоги моей жизни. Спасти в тех условиях меня никто бы не смог.

Но, повторюсь, мне повезло, что я оказался более длинноруким, чем противник. В тот момент, когда нож почти вошел мне в шею, мой прямой все-таки достиг цели, хотя и был смазан, поэтому не привел к нокауту.

Черный паренек сел на землю, и мы пару секунд изумленно глядели друг на друга. Такой подлости от «сладкого» белого он не ожидал. Потом он вскочил и убежал вместе со своим напарником. Я, пребывая в состоянии шока, поднял свой пакет и пошел к Лысому.

Тот тоже стоял столбом, и единственное, что смог сделать в тот момент — это достать платок, чтобы я приложил его к ране. Мы прошли оставшиеся сто метров до хостела, и Херман вызвал мне скорую.

Катутура Хоспитал

Скорая с двумя молодыми черными весельчаками приехала минут через 15. За это время платок Лысого и моя рубашка впереди пропитались кровью. Я сидел во дворе у Хермана и грустно глядел в огонь, разведенный в очаге. Вечер был безнадежно испорчен.

Доктора скорой, увидев, что моей жизни в ближайший час ничего не угрожает, предложили на выбор: отвезти меня в больницу (550 намибийских долларов или 80 американских) или я сам доеду на такси (14 намибийских долларов).

Медицинскую помощь мне окажут бесплатно, а деньги скорая берет за доставку меня в госпиталь. Недешево, но на такси мы не стали полагаться, и поехали на скорой в государственную больницу Катутура Хоспитал.

Там нас сразу приняла молодая симпатичная черная докторша. Когда я объяснил ей причину моей раны, она замахала руками:

— Нет, что вы! Если кто-то подходит к вам с ножом, надо сразу все отдавать!

— Это не мой стиль! — гордо сказал я, чувствуя себя Джеймсом Бондом и Гарри Каллаханом в одном флаконе.

Потом меня очень быстро зашила пухлая черная медсестра. Она же объяснила, как и когда снимать швы, если мы решим это сделать сами, а не приезжать в больницу через день.

Мы поймали такси и уехали в гостиницу. Я пребывал в странном опьяненном состоянии после обильного выброса адреналина. Так и заснул.

Работа над ошибками

На следующий день я проснулся, и понял, что в ближайшее время я — не боец.

В момент удара ножом тело среагировало слишком активно. Сейчас я понимаю, что мой сообразительный организм отвел костью челюсти лезвие ножа, чтобы оно, если достигнет шеи, прошло по касательной.

Мозгами так не рассчитаешь: просто нет времени. Инстинкт самосохранения, несмотря на нездоровый образ жизни, полный злоупотреблений в предыдущие несколько лет, сработал как надо. Да и реакция, натренированная годами различных мордобитий, тоже помогла.

Но тогда я пребывал в грустном недоумении. Правое плечо и правая часть шеи были скованы болючим мышечным зажимом. Голова не поворачивалась и болела.

Я встал с кровати только потому, что надо было отстирать одежду от крови, натекшей вчера.

Лысый позвонил Андрею на предмет пятновыводителя. Андрей приехал через пару часов, послушал историю моего героического идиотизма, ужаснулся и сказал, что в Катутура Хоспитал работает хирургом его знакомая Яна (кажется, с Украины), и мы к ней съездим завтра.

Андрей уехал, а я задумался о том, как бы поступил в той ситуации, уже имея печальный опыт. Я на эту тему потом еще много раз рассуждал, и каждый раз приходил к одному и тому же: я бы сделал то же самое.

Конечно, я бы не стал игнорировать нож, а действовал бы хитрее: ударил бы грабителя бутылкой или ногой. Возможно, я бы спровоцировал его на удар ножом («выдернул», как говорят боксеры), а потом провел бы контратаку.

Моей главной ошибкой было то, что я просто не верил, что человек может вот так, запросто, попытаться насмерть зарезать другого человека прямо на улице. Я недооценил отмороженность противника так же, как он недооценил отмороженность «богатого белого».

Забегая вперед, расскажу, что почти в том же месте нас еще раз пытались ограбить. Уже четверо, и тоже с ножами. В этот раз обошлось без крови. Грабители как-то поняли, что мы не собираемся ничего отдавать, и просто дали нам уйти.

Позже мы узнали, что в этом районе белых постоянно грабят. Схема одна и та же: белых видят местные, звонят знакомым браткам, те выходят навстречу, а по ходу их движения ждет такси. Ограбил — сел в машину и уехал.

И никто никогда не сопротивляется.

Но лично мне такой вариант не подходил тогда и не подходит сейчас.

Яна

Андрей, как договорились, заехал на следующий день, и отвез нас в больницу к Яне. Почему-то я представлял себе немолодую замученную жизнью среди негров врачиху с лишним весом и тусклыми глазами.

В реальности Яна оказалась очень красивой женщиной моих лет. Она спокойно и деловито меня осмотрела, похвалила швы за аккуратность и оформила на меня медицинскую карту на вымышленное местное имя.

По этой карте в Катутура Хоспитал мне полагались бесплатные лекарства и физиотерапия в «департаменте китайской медицины». Это официальное название, и я удивился, когда его услышал. Как оказалось, зря. Там это направление серьезно развито.

Лекарства я получил сразу. Болеутоляющее и антибиотики в таком количестве, что я сразу вспомнил фильмы про торговцев наркотиками. Кроме того, разогревающая мазь для шеи и плеча.

В первую неделю я не мог нормально функционировать без таблетки обезболивающего утром и вечером. Так что все это было в самый раз. Антибиотики надо было пить, если начнется воспаление, но я справился без них.

Я так и не поблагодарил Яну лично, хотя собирался это сделать несколько раз. Но больше мы с ней так и не встретились. То денег не было, то странная стеснительность одолевала.

Яна, вряд ли ты это читаешь, но спасибо тебе, ты мне очень помогла.

Департамент китайской медицины

Швы через три дня мне начал снимать Лысый прямо в гостинице. Я немного переживал, зная его презрительное отношение к деталям и мелочам. И, вообще, некоторую небрежность.

Но он справился. Сначала пришлось приноровиться, потому что никогда раньше этого не делал, потом пошло легче. Помог отцовский «Викторинокс» с микроскопическим пинцетом, спрятанным в накладке рукояти.

нож с пинцетом

Он, кстати, до сих пор лежит среди остальных моих ножей.

В отличие от швов, с шеей и плечом все было печально. Если бы не Янино направление на физиотерапию, не знаю, когда бы я пришел в норму.

Я поехал в больницу через пару дней. В департаменте китайской медицины меня осмотрели и прописали вибромассаж и банки. После первого же сеанса вибромассажа я с радостным удивлением повернул голову вправо и понял, что все будет хорошо.

После банок почувствовал себя здоровым человеком, и чувствовал себя так до самого вечера. А там таблетка обезбола — и спать.

Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 2

Это после первого сеанса банок.

Ездил в Катутура Хоспитал каждый день две недели. Три дня мне ставили банки, потом мяли, потом делали иглоукалывание. Всем этим руководил молодой, но серьезный китайский доктор.

В Намибии, вообще, много китайцев. Есть даже китайский рынок, где Андрей покупал их вариант пельменей. Очень неплохо, кстати. Они рубят мясо большими ножами вместе с зеленью. Получается сочно и пряно. Но это уже другая история.

Продолжение:Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 3.

Поделитесь с друзьями
Рубрики: разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *