Часть 4. Намибийский спорт и мы в нем

Это продолжение серии статей о моей поездке в Намибию и первом опыте ведения собственного бизнеса. Начало вот тут: Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 1

Прошлая часть закончилась на том, как мы сняли дом и провели в него Интернет. Мы были готовы к завоеванию этой приятной страны. Только пока не знали, как это сделать.

Компьютерный сервис Альфатек

Нам нужны были клиенты, чтобы было на что жить. Мы начали перебирать варианты.

Спам не сработал. Удивительно, правда?

Как еще продавать сайты, мы пока не знали. Но есть же еще и компьютерный сервис!

С намибийским общим уровнем образованности человек, который может переустановить Винду, автоматически считается колдуном.

Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 4

Эта магическая скульптура очень похожа на Лысого в те времена.

У нас была куча пиратского софта, который мы собирались бесстыдно использовать. Не могу сказать, что горжусь тем, что мы собирались делать. Я признаю, что это было неправильно.

Но это была не единственная наша ошибка. И не единственное нарушение закона. Так что «семь бед — один ответ».

Порно?

У Лысого, например, была идея запустить порно-сайт.

До сих пор не понимаю, шутил он или серьезно планировал это сделать. Я бы не удивился в любом случае. Этой идеей, кстати, загорелся Алексей, про которого я уже писал, и даже привез нам свою коллекцию роликов, скачанных из Интернета.

— Если что-то подойдет, можете использовать на сайте. — значительно сказал он.

Порнопроект мы не запустили. У меня эта идея с самого начала не вызывала ничего, кроме идиотского смеха.

Главная проблема

Компьютерный сервис мне казался гораздо более реальным направлением для старта.

Но клиентов для компьютерного сервиса надо было где-то брать. Мы напряглись и набросали список доступных нам вариантов. Идеи с рекламными роликами по центральному ТВ в прайм-тайм, само собой, не рассматривали. Как и огромные биллборды в центре города. Денег у нас не было.

Напомню, что у меня это был первый опыт поиска заказов. Больше того, на последнем моем месте работы (в строительной фирме руководителем направления) заказы, вообще, не надо было искать. Все было готово: вот тебе объект, иди работай, зарабатывай нам деньги.

Тут все было иначе. Мне никто не говорил, что делать, никто не давал на это бюджет, и от выбора рекламного канала зависело то, будет ли у нас на что купить еды на следующей неделе.

Такое положение накладывает ограничения, в том числе, на работу мозга.

Сейчас, учитывая свой опыт (в том числе, африканский), я бы знал что делать. И я был бы готов вкладывать деньги в маркетинг, потому что эти вложения были бы осмысленными и прогнозируемыми. Тогда для меня все было новым и непознанным.

Бесплатные объявления в газете

Не помню уже, в какой именно газете, практиковалось следующее. Если было недостаточно платных объявлений для заполнения разворота, можно было раз в неделю принести в редакцию свое объявление, и была ненулевая вероятность, что его опубликуют.

Мы так делали пару-тройку раз. Была пара звонков, плюс со мной смсками начала флиртовать какая-то местная девушка. Дальше флирта я не шел, и она через некоторое время «отвалилась».

Объявления на столбах в районе

Вместе с необходимыми нам предметами, типа мебели и бытовой техники, Андрей выдал нам струйный принтер.

Перво-наперво мы напечатали на нем визиток. Я думаю, это были самые позорные визитки, которые я только видел, но тогда мы решили: лучше такие, чем никакие.

Далее мы стали печатать объявления с отрывным телефоном. Моим, само собой, потому что английский Лысого был намного хуже, чем мой даже тогда.

Мимо нашего дома проходил путь в частную школу, и каждое утро там собиралась пробка из машин, везущих детей учиться. В-основном, белых. Мы понимали, что эти люди — наша целевая аудитория. Поэтому наилучшей площадкой для тестирования объявлений были столбы рядом с нашими воротами.

Кроме того, мы клеили объявления на досках и столбах в центре Виндхука.

В объявлениях мы тестировали изображения и тексты. Корешки с телефоном отрывали и несколько звонков было, но как только люди слышали, что надо оставить ноутбук или компьютер нам, а через день-два забрать, они сливались.

Самым отрываемым было объявление на желтой бумаге, в котором в шапке была картинка с АК-47 и надпись Russian Computer Service жирными буквами. Звонков не было.

Прямая личная продажа

Поскольку свободного времени у нас было очень много, а район был зажиточный, мы ходили от двери к двери и предлагали компьютерный сервис «в лоб» тем, кто открывал нам.

В-основном, нам открывали (мы же белые!), мы не получали жестких отказов, и у нас брали наш прайс-лист. Но звонков не было.

Тестирование

Мы заходили в офисы организаций, находили там секретаря или кого-то похожего на него, и просили пройти тест. Вопросы касались проблем с компьютерами.

Тем, кто проходил тест, мы выдавали скидочный сертификат на техническое обслуживание компьютеров с приколотым к нему прайс-листом. Нас очень вежливо встречали и всегда внимательно слушали.

Намибия хороша тем, что там достаточно быть белым, чтобы тебя слушали. Неважно, что ты говоришь. С одной стороны, это приятно. С другой, непонятно, насколько наши услуги были актуальны для людей «с той стороны».

По каналу тестирования не было ни одного звонка.

Веб-дизайн от Альфатек

Параллельно с компьютерным сервисом мы не оставляли надежды продавать намибийским предпринимателям веб-сайты.

Как я уже писал, мы жили в приличном районе. Там было два супермаркета и вокруг одного из них было что-то вроде офисно-торгового центра: небольшие кафе и магазинчики.

Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 4

Это именно то место, но уже в 2018 году. Фотографировал Лысый во время своей «свежей» поездки

Мы познакомились со всеми владельцами бизнесов из этого центра: парикмахерской, двух кафе, магазина подарков и не помню чего еще. Всем предлагали обсудить эффективный способ увеличения потока клиентов.

О презентации смогли договориться только с владелицей кафе. Ее сын уехал учиться в ЮАР в университет, и, видимо, мы пробудили в ней материнские чувства. Она очень внимательно выслушала нашу презентацию, но потом сказала, что никаких дополнительных расходов не может себе позволить. И напоила нас кофе.

Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 4

Я оставил ей визитку, но надежд не питал.

Намибийская спортивная комиссия

Деньги кончались. У нас не было ни одной продажи.

Как-то, идя за продуктами, мы заметили здание прямо напротив супермаркета. На здании было написано: Намибийская спортивная комиссия.

Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 4

— Может, зайдем, предложим им сайт? — с приколом спросил Лысый.

— Давай на обратном пути. — отшутился я.

Возможность

Но Лысый не шутил.

Мы купили хлеба, яиц и масла.

Выйдя из супермаркета, прямо с пакетами, прошли мимо охранника и зашли в офис. Там на ресепшн сидел черный мужик, у которого мы поинтересовались: с кем тут разговаривать по поводу сайта в интернете?

Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 4

Тот самый ресепшн.

Мужик засуетился, куда-то сбегал, а потом предложил нам прийти завтра в 14-00.

Домой мы летели на крыльях надежды и радости.

Сразу же начали делать презентацию в пауэрпойнте. Для солидности использовали готический шрифт и бордово-желтую цветовую схему.

Получалось по-русски: ядрёно.

Продажа

На следующий день мы пришли в офис НСК, настроенные на победу. Там нас встретили два черных чиновника лет 50. Они внимательно нас выслушали, посмеялись над «Incredible Russian Quality», которое я ввернул в презентацию, и рассказали о своих бедах.

— У нас большая проблема с сайтом. Мы сделали его примерно год назад, но человек, который его делал, куда-то пропал. А на нас давят, что сайт старый и недостаточно красочный.

— Я уверен, мы сможем вам помочь! — солидно ответил я.

— Вас, как будто, Бог нам послал! Мы уже три месяца сидим и думаем, где нам найти людей, которые бы нам помогли! Приходите завтра со сметой.

На том и порешили.

Кстати, в Намибии все так и происходит: если у черных начальников возникает проблема, они просто ждут, когда появится кто-то, кто эту проблему решит. Если совсем прижимает, молятся.

А поскольку среди намибийских чиновников 95% черных, то вы понимаете, как там все работает.

Деньги

Мы посмотрели их сайт и, помимо ошибок в коде, нашли несколько мест, где его можно сделать «более современным и красочным». Начали думать, сколько денег за это можно взять.

Насчитали примерно в 4 раза дороже, чем за ту же работу взяли бы в России. Разбили по позициям, распечатали. С этой сметой я пришел в НСК на следующий день. Это был четверг.

Договорились, что они подумают до понедельника. В понедельник мы получили чек на оплату первого этапа, и начали работу.

Все несколько осложнялось схемой работы этой организации. Они не могли выплатить нам всю сумму, потому что у них был месячный бюджет, и выходить за него было нельзя. Поэтому все оплаты растянулись на два месяца.

Выходя с чеком в кармане из офиса, я чуть не столкнулся со строго одетым белым джентльменом. Он пожал мне руку, спросил кто я и что тут делаю, представился сам.

Это был работник министерства финансов, бывший борец. Мы немного поболтали, и он сказал, что будет присматривать за нами, потому что «здесь работают ужасные люди». Тогда я не принял это всерьез и списал на бытовой расизм (все белые в Африке становятся расистами, даже если не признаются в этом).

В НСК белых не было.

Мистер Могане

Главой НСК был Растен Могане. Раньше он был тренером намибийской сборной по футболу, повидал мир и был относительно продвинутым аборигеном.

растен могане

Растен Могане — настоящий чиновник: хитрый, жадный и солидный.

Пока я собирал данные, необходимые для добавления на сайт, мы часто бывали в офисе НСК. Великодушный мистер Могане даже разрешил нам работать в их конференц-зале, когда там никого нет. Это было удобно, потому что можно было согласовывать некоторые правки прямо сразу.

Могане был дружелюбным и доброжелательным, и когда я заходил в НСК, мы проводили некоторое время за чашкой кофе в беседах о спорте и жизни. Таким образом, пока Лысый в конференц-зале копался в их сайте, я налаживал контакт с мистером Могане.

У меня был план.

НЛП

Про НЛП (нейро-лингвистическое программирование) и эриксоновский гипноз в Намибии не слышали. Спортивных психологов не было.

Мы работали с организацией, в которую упирался весь намибийский спорт. Для того, чтобы сборная по любому виду спорта могла выехать за границу, им надо было получить разрешение в НСК.

Так что, я точно знал: это возможность интегрировать меня, как психолога, в государственную систему подготовки спортсменов. Проблема была в том, что у меня не было ни официального психологического образования, ни системы решения таких задач.

Я сам КМС по боксу, всю жизнь занимался каким-либо спортом (дзю-до, карате, акробатика, тхэквондо, бокс), и у меня было представление о том, куда надо толкать человека, чтобы он начал побеждать чаще. Кроме того, у меня были инструменты, которые позволили бы делать это достаточно быстро.

Но у меня не было обкатанной системы для всего этого.

Использовав свой козырь (степень кандидата наук), я предложил мистеру Могане прикрепить меня к какому-нибудь тренеру, чтобы я поработал с его спортсменами. Сначала бесплатно, а если будет виден результат — за деньги.

Футбол

Могане, помимо работы, имел два увлечения: молодые девушки (не обязательно совершеннолетние) и футбольная команда, которую он курировал лично. Команда была на восьмом месте турнирной таблицы в Намибии. То есть, на предпоследнем.

Мы договорились, что он будет брать меня с собой, когда ездит к футболистам, и я буду с ними работать. Бесплатно, пока не будет виден результат.

Меня это устраивало сразу по нескольким причинам:

  • я мог обкатывать на футболистах любые техники, которые посчитаю подходящими или интересными;
  • мне был интересен сам Могане;
  • это была стратегическая возможность для внедрения в спортивную систему целой страны;
  • у меня была куча свободного времени, которое я обычно проводил за чтением книг, а «знание без практики — есть сатанизм», как говорили святые отцы.

Так что я начал упорно разыскивать в русском интернете модели работы со спортсменами, переводить их на английский и собирать из всего этого систему.

Тигры Виндхука

Забегая вперед, скажу, что по итогам моей работы в течение 4-х месяцев команда Windhook Tigers вышла с 8-го места на 3-е, и после очередного матча Могане с восторгом твердил мне: «Доктор Дмитрий, ваша система работает!».

Доктором меня стали называть сразу, как только мы распечатали визитки, на которых под моей фамилией была гордая надпись Ph.D., что в России эквивалентно кандидату технических наук.

Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 4

Думаю, я мог нести полную херню, и меня бы слушали, потому что я белый и готов уделять им время

Для начала я ездил с Могане, когда он сам проводил тренировки у «Тигров». Потом иногда я ездил к ребятам один с водителем НСК. База у команды была в самом запущенном районе под названием Катутура.

Это как «нахаловка» в любом небольшом городке бывшего СССР: дома, построенные без всяких разрешений. Только в Намибии в домах нет ни воды, ни электричества. А сами дома построены из того, что смогли найти их владельцы на улице: коробок, листов железа, кузовов автомобилей и т.п.

Белому находиться в этом районе без прикрытия местных или полиции было чистым самоубийством. Единственное исключение — Катутура Хоспитал, о котором я писал в прошлых частях. Там дежурили полицейские с потрепанными автоматами Калашникова и деревянными дубинками.

Здание базы команды «Тигры Виндхука» было одним из самых основательных в районе: каменное с оштукатуренным фасадом и черепичной крышей.  Там была вода, канализация и электричество.

Один раз я приехал туда за пару часов до игры, чтобы настроить команду.

О моем приезде никто не знал заранее, и когда я вошел в дом, почти вся команда смотрела порно на большом телевизоре. Актеры были белые. Футболисты заметили меня только после моего вопроса о том, помогает ли это концентрации на победе.

После этого я провел сеанс группового гипноза и мы, все вместе, поехали на стадион. Тигры проиграли, но по мнению компетентных лиц, показали лучшую игру за всю историю своего существования. Я был горд.

Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 4

Один из тренировочных матчей. Тигры справа в синем.

Мистер Могане радовался, как дитя, и крепко жал мне руку. В его глазах я видел отблеск невероятных перспектив для «Тигров» и для меня лично.

Индаба

Весной в Намибии проводится съезд всех чиновников от спорта. Я выстроил приятельские отношения с мистером Могане, поэтому он предложил мне выступить на съезде и рассказать о том, как психология может помочь спортсменам побеждать.

Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 4

Я увидел в этом отличную возможность для стратегического продвижения, написал текст выступления на английском, и мы с Лысым приехали на Индабу. В своем спиче я хотел донести до воротил спорта в Намибии простую мысль: есть способы помочь спортсменам добиваться успеха чаще, и я — носитель этих способов.

Меня снимали для центрального телевидения Намибии, так что я ожидал невероятного скачка в развитии нашего дела. Думал, что уж «доктор Дмитрий из телевизора, который помогает спортсменам побеждать» точно «выстрелит».

Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 4

Лысый в те времена совсем не умел фотографировать, поэтому на фото меня сложно различить. Я как раз делаю доклад.

Это было мое первое публичное выступление со времен аспирантуры, еще и на английском, поэтому я нервничал, потел и заикался перед камерой местного ТВ.

После выступления ко мне подошла пара белых мужиков к 60. Они представились и сказали, что хотят, чтобы я поработал с их командами. Один курировал спортивную рыбалку, второй — не помню.

Ладони у обоих были — как доска 145х45, сухая строганая. Думаю, моего пожатия они даже не почувствовали. Никогда не встречал таких крепких старичков. Как Андрей потом рассказал, буры, вообще, здоровые ребята. В любом возрасте.

Мы обменялись контактами, но так и не поработали. Возможно, уже после нашего отъезда, кто-то из них пытался с нами связаться. В Намибии никто никуда не торопится.

Намибийский олимпийский комитет

Еще одной организацией, которой внезапно понадобились наши услуги по веб-дизайну, был Намибийский олимпийский комитет. Мы с ними пересекались еще когда работали в НСК, но более конкретно поговорили на Индабе.

Они направили к нам своего самого продвинутого работника, который по совместительству занимался регулированием оборота алмазов. Это был черный мужик моих лет, состоятельный и смышленый. Ездил на новом «Мерсе» с длинноногой симпатичной подругой.

У него был офис в центре города, куда мы с Лысым и приехали через несколько дней после Индабы. Он спросил, не братья ли мы. Я ответил, что старые друзья, почти братья.

— А твой друг, похоже, по-английски «не алё»? — спросил спортсмен-алмазник, кивая на Лысого.

— Он просто не любит болтать. Человек действия. — значительно ответил я.

— Ой, боюсь-боюсь! — пошутил черный весельчак.

— Вы наш друг, поэтому вам ничего не грозит! — поддержал шутку я.

Мы пообщались и договорились провести презентацию для его начальства в намибийском Олимпийском комитете.

В назначенные день и время он забрал нас с заправки, где мы договорились встретиться, и отвез в офис НОК, но там никого не было.

Они забыли.

Их можно понять, пятница, все-таки. Надо отдыхать. Для местных черных чиновников это важнее дел.

Мы злились, а слишком организованному для негра представителю НОК было стыдно за начальство. Он отвез нас к Андрею в Кляйне Куппе, и мы тоже предались пятничному отдыху.

Продолжение: Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 5

Поделитесь с друзьями
Рубрики: разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *