Часть 5. Намибийский оттяг

Продолжение моей намибийской истории. Начало здесь: Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 1

Прошлая часть закончилась на том, как я выступил на Индабе, ежегодном съезде спортивных чиновников Намибии.

В этой части про работу — ни слова. Один сплошной отдых.

В Намибии очень красиво. Там невероятные закаты, и те, кто увлекается фотографией, очень быстро забивают все свободное место на дисках фотографиями облаков, подсвеченных заходящим солнцем.

В Виндхуке, столице Намибии, сухой горный климат, потому что город находится на плато. Район, в котором мы жили, подходил к подножью горы, и мы иногда забирались на самый верх, откуда был виден город.

Времени у нас было много, погода была хорошая, нами никто не командовал.

Рыбалка

В Виндхуке русским не хватает общения. Наших там немного, каждый живет своей жизнью, а иногда хочется поговорить или помолчать на одном языке с людьми, которые тебя поймут.

Дружной русской диаспорой там не пахнет. Возможно, потому что у каждого русского намибийца — свое прошлое, которое располагает к скрытности и уединению.

Андрей время от времени брал нас на рыбалку. Что я, что Лысый — не фанаты рыбалки, и никогда ими не были. Но выехать куда-нибудь в приятной компании были готовы.

Рыбалка в озерах

Недалеко от Виндхука есть несколько озер. И в них водится рыба.

Мы ездили с Андреем и его девушкой Катей в пару таких мест. В первую поездку не поймали ничего, но отлично провели время, попивая пиво на берегу и наблюдая, как Лысый, разрядник по плаванию, гоняется в озере за утками.

Во второй и прочие разы мы ездили на другое озеро. Там улов был, и довольно серьезный.

То карпы:

То, после смены стратегии ловли, сомы:

Это не наши сомы. Но Лысый решил с ними сфотографироваться.

Этих сомов поймал польский школьник, ловивший по соседству. 21 и 19 кг. Наш улов был скромнее: рыбины до 10 кг.

В Намибии только русские и китайцы не отпускают обратно пойманную рыбу. Все остальные воспринимают рыбалку, как спорт. Помучил животину — выпустил обратно с порванной губой и разочарованием в человечестве.

Но это — не наш метод. Мы никого не выпускали, а привозили домой и готовили. Один из отличных способов, придуманных Андреем — коптить рыбу на углях со свежими листьями лимонного дерева.

Получалось так вкусно, что сейчас вспоминаю — и слюни текут.

Рыбалка в океане

Намибия выходит к Атлантическому океану, и Андрей не мог не съездить туда. Позвал нас с собой, и мы, будучи совершенно свободными, поехали.

До океана от Виндхука примерно 3 часа езды по хорошей дороге, проложенной через пустыню и буш. На побережье есть несколько мелких городков, мы были в двух из них — Хентис Бей и Свакопмунд.

О городах сказать нечего, кроме того, что там совсем нечего делать. Не знаю, как там живут люди.

Первая поездка

В первую поездку на океан мы разбили лагерь прямо на берегу. У Андрея была палатка мест на 8, и мы заночевали в ней. Ловили акулу на наживку из сардин с ладонь размером.

Пару раз я заплывал, чтобы забросить наживку, но это было тяжело, холодно и немного жутко: волны очень большие даже у берега, а надо было отплыть метров на 40. Поэтому, с трудом приплыв обратно во второй раз, я решил больше не рисковать.

Андрей показывает, куда надо закинуть наживку. Я рассчитываю силы.

Результаты такой рыбалки у нас были скромные. Один раз выловили небольшую донную акулу, кажется так называется. Акулу сварили тут же, на берегу, когда стемнело.

На ночь поставили удочки с заброшенной наживкой, и одну из них наутро не смогли найти. Видимо, клюнуло что-то достаточно большое, и уплыло с удочкой вместе.

Это единственный наш улов на побережье.

Для меня эти выезды были возможностью увидеть новое: самый настоящий океан, койотов, которые бегают по берегу ночью, пеликанов и трупы морских котиков, медленно разлагающиеся на линии прибоя.

Второй выезд на океан

Когда мы поехали с Андреем и Катей на побережье во второй раз, рядом с нами рыбачили молодые буры. Здоровенные белые ребята, очень простые и дружелюбные, уже неслабо поддатые.

Один из них показывал на телефоне свое фото с акулой, выловленной на прошлой неделе. По его словам, акула весила 120 кг (там есть формулы для расчета веса на основании размера). Она была примерно 2 метра длиной и впечатляла.

На мой вопрос о том, что они с ней сделали, бур ответил, что ничего. За четыре часа борьбы акула потеряла все силы и даже не смогла уплыть, когда ее выпустили. Там и померла.

Слушая бура, я думал о спортсмене-рыбаке, который подходил ко мне после Индабы (см. предыдущую часть), и о том, чем бы я мог помочь вот таким вот здоровенным парням в ловле акул. Идей не было.

Самый шустрый бур подошел ко мне и начал тихонько наводить справки о том, не моя ли девушка Катя. Почувствовав явный интерес, и просчитав возможные последствия, я спокойно, но твердо объяснил, что это девушка моего друга, и ловить им тут нечего. Кроме рыбы в океане, конечно.

До этого Андрей рассказывал о простых деревенских нравах местных буров, и биться с этими бугаями на песчаном берегу мне совсем не улыбалось. Но я был готов, если что. Хорошо, что обошлось. Мы вместе допили то, что у них было в бутылке (OBS — Old Brand Sherry), и они поехали домой, потому что было уже темно.

Это была вторая и последняя наша поездка на океан.

В этот раз мы останавливались в гостевом доме Катиной начальницы-риэлторши на ночь, а днем выезжали рыбачить. Пока были на побережье днем, в дом через незапертое окно залезли местные воришки и украли все, что смогли унести: Катин ноутбук, сумки и прочее.

У нас с Лысым не взяли ничего, хотя я оставил смартфон на зарядке на самом видном месте, а рюкзак Лысого лежал на кровати открытый. Когда мы вернулись из полиции, Андрей после ужина вдобавок разбил свой кальян, который служил ему верой и правдой несколько лет.

Для них с Катей это была не самая удачная поездка.

Браай

В конце недели местные белые собираются у огня и жарят мясо. Они называют это браай. На браай можно позвать гостей или пойти в гости самому, взяв с собой мяса и выпивки.

Мяса в Намибии много, и оно отличного качества. Мы покупали антилопу, газель и баранину. Все — очень вкусно. 

Огонь разводят на дровах местного дерева с темной древесиной, которые продаются в любом супермаркете.

Пьют в-основном, местное пиво. Его варят на двух или трех заводах, и оно очень неплохое. Только светлое. Кроме пива, в магазине можно купить приличное ЮАРовское вино по вполне вменяемой цене.

Андрей, путем бесчеловечных экспериментов над собственным организмом, нашел идеальный для себя коктейль из черного Капитана Моргана с колой. Его, в-основном, и употреблял.

Чаще всего мы устраивали браай у нас во дворе. Андрей с Катей (или без нее) приезжал каждую неделю, иногда пару раз. Так что, состав был более-менее постоянным.

В-основном, разговаривали, но иногда пели, когда Андрей был с гитарой.

Иногда Андрей заезжал за нами, и мы ехали к нему. Там и состав был тем же, и общая схема не менялась. Разве что, стол был разнообразнее, и условия не такие спартанские, как у нас.

Бэкпекер

Несколько раз мы с Лысым доезжали до бэкпекера (это местный хостел, о котором я уже писал) и проводили браай с Херманом (владельцем) и постояльцами, которые были готовы к нам присоединиться. Там было весело: разный народ, разные истории, разные культуры.

Иногда в бэкпекере проводили «драм сёркл»: приезжали ребята с тамтамами и обучали всех желающих традиционной технике стучания в барабан. За деньги, само собой. Это был черный преподаватель и белый менеджер. Такой интернациональный тандем.

Я в центре, по левую руку от меня немец Ральф, по правую — Андрей. Барабаним

В самом начале нашего пребывания в Намибии, переселившись обратно в хостел из гостиницы «Калахари Сэндс», мы достали запасы, которые Лысый, как человек умный и опытный, закупил еще в Питере. В его закромах было несколько бутылок водки (он планировал ее для взяток, но там предпочитают деньги) и пара банок красной икры.

До этого пили пиво и вино, но с подачи Лысого вечер начал набирать обороты.

В какой-то момент к нам присоединился черный парень со своей дамой и початой бутылкой «Смирнофф», приехавшие в Виндхук на выходные. Они, как в рэпперских клипах о красивой жизни, сидели в подсвеченном бассейне и отхлебывали водку со льдом из стаканов. Было весело.

Этот браай развивался в лучших русских традициях, сдобренных местным колоритом. Кто-то ушел спать, и нас осталось четверо: я, Херман и два немца, о которых я уже писал, Ральф и Торстен. Уже под утро мы поехали в местный клуб.

Клуб

Херман сказал, что этот клуб — самое лучшее место, чтобы познакомиться с нужными людьми, если ищешь возможности для бизнеса. Я не был уверен, что в 3 часа ночи можно найти какие-то возможности, но был готов ехать куда угодно.

В клубе была куча молодых девиц, и я никогда еще не чувствовал себя таким популярным. Они буквально липли ко мне, как пиявки.

На недостаток женского внимания я никогда не жаловался, но в тот вечер я чувствовал себя магнитом в коробке с железными опилками. И не мог понять, в чем секрет такой невероятной привлекательности, учитывая то, что в мои планы близкое знакомство с местными женщинами не входило.

Потом Андрей мне объяснил: это было самое популярное место у виндхукских проституток, и любой мужчина, заходивший в клуб, ими считался потенциальным клиентом. А поскольку среда была конкурентная, девушкам приходилось биться за внимание.

Но я был непокобелим. Руссо туристо, облико морале.

Выпив по паре кружек пива, мы сели в машину и вернулись в бэкпекер, потому что Херман уже начинал клевать носом. Перед этим, правда, он успел рассказать какой-то своей знакомой, что я дрался с грабителями и меня порезали, и настаивал, чтобы я показал шрам.

Я показал шрам от аппендицита. Херман смеялся, его знакомая — нет.

Следующее утро я встретил в лучших традициях моей питерской жизни до отъезда в Намибию: мучаясь от похмелья. Кстати, в Африке оно не так тяжело переживается. Просто голова ватная и лениво куда-то идти. Лысому было полегче, так как он вышел из гонки гораздо раньше, и в клуб не ездил. Это было разумно.

Продолжение следует.

Поделитесь с друзьями
Рубрики: разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *