Часть 9. Последняя

Это окончание истории о том, как я провел в Африке полгода вместе со старым другом в попытках наладить красивую жизнь на новом месте. Начало тут: Как я навсегда уехал в Намибию (потом вернулся), часть 1

Прошлая часть закончилась на том, что мы решили вернуться домой.

Деньги

Денег на обратный билет у нас не было. И заработать их тоже было негде. Потому что, если бы было где, мы бы, возможно, и не стали уезжать.

Я думаю, главной причиной нашего решения вернуться были как раз деньги. Когда все наши начинания заморозились по независящим от нас причинам (как нам тогда казалось, хотя это и было заблуждением), будущее перестало быть радужным и мотивирующим.

Чтобы вернуться, надо было около 1,5 тыс. евро. Я снова одолжил денег у отца (денежные переводы в Намибии работают), и дальше уже стало понятнее, что делать.

Паспорта

Наши паспорта так и остались у черного посредника. Он не отвечал по телефону. Я загуглил его номер, и единственным местом, где Гугл смог его найти, был местный сайт знакомств.

У меня даже была идея создать на сайте фейковый женский аккаунт и попробовать вытащить его на «свидание». Но это было слишком сложно. Я не настолько хорошо знал местный менталитет.

Потом, через полгода после нашего отъезда, Андрей найдет этого шустрого черного и заберет свой и наши паспорта. Это получится, благодаря еще одному русскому «намибийцу» Алексею, через которого мы вышли на посредника в самом начале.

Что-то он там понажимал, и смог найти хитрого негра. Но нам от этого уже будет ни жарко, ни холодно. Мы уже будем в России.

Так что, на момент описываемых событий паспортов у нас не было.

Русское посольство

По совету Кати, девушки Андрея, мы пошли в российское посольство. Пришлось ходить туда два или три раза, пока мы не застали сотрудника, который занимался такими вопросами.

Обрисовав в общих чертах ситуацию, не вдаваясь в подробности нарушения закона, мы получили план действий.

Для начала надо было написать заявление в полицию о том, что у нас украли паспорта. После этого нам бы выдали справки, с которыми надо было прийти в посольство. Там нам бы выдали другие справки, и они давали право доехать до дома.

Полиция

Мы решили не откладывать и пошли в полицию сразу из посольства.

Там я придумал и рассказал душераздирающую историю о том, как пару недель назад у нас на автобусной остановке украли сумку, в которой были документы. Черный полицейский внимательно выслушал меня и спросил:

— Когда это было?

— Недели две назад.

— То есть, вы две недели находитесь на территории Намибии без документов? Я могу вас арестовать за это. Почему вы не пришли раньше?

И тут я вспомнил истории с преступниками в разных районах города. О том, как в центре пытались ограбить зал игровых автоматов и полиция расстреляла всех пятерых грабителей.

Сделав самое серьезное и почтительное лицо, какое только мог, я толкнул прочувствованную, полную уважения речь:

— Я знаю, что вы, как полицейский, постоянно боретесь с угрозами для жизни и благополучия граждан вашей страны и туристов, приехавших полюбоваться ее красотами. Ваша работа важна, трудна и опасна. Вам приходится стрелять в преступников. Преступники стреляют в вас. Вы все время начеку. Мне было стыдно отвлекать вас только потому, что я слишком глуп, чтобы уследить за собственными вещами!

Мое выступление заставило замолчать всех в радиусе трех метров. Пухлый черный полицейский выпрямил спину и сделал храброе волевое лицо. В этот момент его можно было фотографировать для агитационного плаката. Он являл собой пример настоящего защитника гражданского общества.

Важно кивнув, полицейский поставил печать на моем заявлении. Через три дня мы пришли и получили справки для посольства.

Чемоданное настроение

Мысленно мы уже были дома, и это позволило немного расслабиться.

Но надо было завершить кое-какие дела.

В НСК мы никого не оповещали о нашем отъезде. Скорее всего, они пытались связаться с нами потом. Но телефоны не работали.

Думая об этом, я чувствую злорадство, хоть мне и стыдно в этом признаваться. Негры из НСК мне надоели. Даже те, с которыми у нас были хорошие отношения.

Это был конец июня.

У нас был не оплачен дом за июль, и мне пришлось пообщаться с домовладельцем на этот счет. Остановились на том, что мы внесем плату за половину месяца, а депозит забирать не будем.

Этот вопрос возник потому, что договор об аренде был на год, и в нем было прописано, что мы должны предупредить арендодателя за два месяца, если решим договор расторгнуть. А мы предупредили за две недели, что было нарушением.

Учитывая, что этот дом нашла Эрика (жена местного бура Хермана, владельца бэкпекера), с которой у нас были дружеские отношения, не хотелось ее подставлять. Поэтому я максимально корректно обсудил все с домовладельцем, и мы договорились.

Еще у нас был проведенный местным провайдером Интернет. Там тоже договор был на год с помесячной оплатой. Можно было просто уехать, но мы хотели сделать все правильно.

Поэтому пошли в офис провайдера и объяснили менеджеру ситуацию. Белая девушка то ли не поняла, о чем мы говорим, то ли не очень хорошо соображала. Все, на что ее хватило — это посоветовать нам написать заявление на имя ее руководителя, и изложить все сказанное в заявлении.

Мы сделали это, и решили, что с нашей стороны вопрос закрыт.

Справки и билеты

Мы отнесли справки из полиции в посольство, и там нам выдали другие справки, с которыми можно было покупать билеты и выезжать из страны.

У меня было некоторое беспокойство: а вдруг нас станут допрашивать при выезде?

Я думал о том, чтобы заготовить удобоваримую легенду и разучить ее вместе с Лысым, но потом «забил» на это и решил: будь что будет.

Из посольства с новыми справками мы пошли покупать билеты домой.

По дороге я сказал Лысому: хорошо, что хоть не отстреливаясь уезжаем.

Лысый не понял, о чем я.

А я вспомнил несколько знакомых из Питера и Макеевки (Донецкая область), с которыми такой «жесткий отход» был бы обеспечен. И порадовался, что я уехал сюда с Лысым, а не с кем-то из них.

Оказалось, что через туристическое бюро, даже с учетом их комиссии, купить билет получается дешевле, чем напрямую через кассу авиаперевозчика. Нам предложили несколько вариантов, и мы выбрали самый вменяемый по цене и срокам.

Оплатили, получили на руки документы о внесенной оплате. За самими билетами надо было прийти через 2 дня. Не знаю, почему. Такая система.

Вылет у нас был назначен на 13 июля.

Сборы

12-го во второй половине дня за нами приехал Андрей, и мы в три приема увезли к нему все свои пожитки: мебель и вещи. Поскольку большая часть этого добра была со склада фирмы, где работал Андрей, нашего там было совсем немного.

Я попрощался с владельцем дома, он зачем-то взял у меня телефон в Питере, сказав, что, возможно, поедет туда в августе. До сих пор не звонил, хотя номер я не менял с 2003 года.

Заехали в бэкпекер к Херману, Эрике и Ральфу, попрощались с ними. И поехали к Андрею устраивать отвальную.

Мы с Лысым к тому времени перестали употреблять алкоголь. Я из-за занятий йогой, а Лысый по каким-то своим причинам. Зато мы открыли для себя местный имбирный лимонад, от которого щипало язык и хотелось кашлять.

Через несколько лет Лысый, работая на судне, которое шло через Йоханнесбург, привез мне этого лимонада вместе с пачкой билтонга — местного сушеного мяса. Я слегка взностальжнул.

Кстати, о впечатлениях от путешествий Лысого (как по работе, так и просто для себя) можно почитать в его блоге: Путешествия по всему миру — фотографии, рассказы, отзывы о путешествиях. Про Намибию там тоже есть.

Мы заехали в магазин и купили мяса и бутылку рома для Андрея. Приехали к нему и стали ставить точку в нашем африканском трипе. Там и заночевали.

У меня оставалось ощущение дисбаланса: мне казалось, что мы должны как-то отблагодарить Андрея. В качестве «алаверды» он принял наше предложение сделать ему сайт, на котором он будет рассказывать о своей жизни в Африке.

Рассказать Андрею было что. Он бывал не только в разных местах Намибии, но и поездил по сопредельным государствам. Учитывая, что он везде фотографировал, могло получиться интересно.

Мы купили Андрею домен, который потом простоял нетронутым несколько лет. В какой-то момент мы перестали его продлевать, и он экспирировался. Похоже, идея блога была несерьезной.

Катя (девушка Андрея) уехала в Москву недели три назад, поэтому наша отвальная вечеринка протекла в чисто мужском коллективе за спокойными разговорами о планах и воспоминаниями.

На следующее утро надо было рано вставать, поэтому легли пораньше.

Отъезд

Утром Андрей отвез нас в аэропорт.

Тепло попрощались и двинули в сторону таможенников.

Кстати, потом я встретился с Андреем еще раз, году в 2015. Он уехал из Намибии и тогда жил в Москве, а в Питер приехал по работе на какую-то конференцию. Он ждал своих коллег, которые должны были приехать на следующий день, и на сутки остановился у меня.

Пообщавшись с Андреем в течение вечера и следующего дня, я понял, что у нас нет ничего общего, кроме совместного африканского прошлого. К тому же, за прошедшие шесть лет каждый из нас изменился в разных направлениях.

Больше мы не виделись.

Прошли паспортный контроль без всяких лишних проверок, несмотря на справки вместо паспортов. Глядя на бдительность черных таможенников, я понял, что мы могли напечатать справки сами на Андреевом принтере, и все равно, прокатило бы.

Мы с Лысым сели в самолет.

Когда взлетели, по салону стали разносить алкоголь: пиво в банках и коньяк в маленьких пластиковых стопочках.

— Давай выпьем! — предложил Лысый.

— Что-то не хочется. — ответил я.

— Давай-давай. У меня сегодня день рождения!

— Блин, а я и забыл! Поздравляю, братан. Будь здоров.

Мы выпили по стопочке за здоровье Лысого и я тут же заснул.

Москва

Как-то так получилось, что я совсем не помню обратную дорогу. Ни как долго летели, ни где делали пересадку.

Помню, что был очень короткий стыковочный интервал между нашим прилетом в Москву и моим рейсом в Питер, поэтому я половину пути пробежал: к автобусу из одного аэропорта, к метро, в метро на пересадке, к маршрутке в другой аэропорт.

Где-то по дороге в метро ко мне, уж не знаю как, прилипла пара пенсионеров, которым  надо было в тот же аэропорт. У них была тяжелая сумка, а мужчина был после инфаркта. Пришлось им помочь.

Я сразу предупредил, что очень спешу, но они даже обрадовались: быстрее доберемся. Так что, от метро к маршрутке я бежал со своим большим рюкзаком и их тяжеленной сумкой, обливаясь потом, а престарелая парочка болталась за мной, как хвост.

Мы расстались у входа в аэропорт. Женщина пыталась запихнуть мне деньги в карман. Я не взял, понятное дело. Тогда она очень резво сунула мне в рюкзак банку растворимого кофе и умчалась вслед за мужем.

Кофе я оставил в аэропорту.

Спустя несколько лет, перечитывая Кастанеду, я понял, что это было ошибкой. Эти люди попались мне не просто так, и, возможно, эта банка кофе была даром силы. А я был недостаточно осознан, чтобы принять это дар. Но как вышло, так и вышло. Чего уж теперь сожалеть.

На регистрацию и паспортный контроль я прибыл в последний момент. Сел в полупустой самолет и тут уже смог перевести дух и подвести итоги.

Еще одна большая глава моей жизни была окончена. Эта поездка изменила меня очень сильно и многому научила.

Впереди был новый жизненный этап. Надо было вливаться в жизнь на Родине. Раздавать долги, становиться на ноги. Строить жизнь заново.

У меня не было никаких идей о том, чем заниматься, но я знал, что у меня все получится. По-другому и быть не могло.

Конец.

Поделитесь с друзьями
Рубрики: разное

Дмитрий Киреев

Удваиваю прибыль небольших строительных фирм за три месяца. Запишитесь на бесплатную консультацию: нажмите сюда

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *